Панель управления

У нас родилось 26.958 малышей!
регистратура
Перинатального центра

+7 (391)222-02-66

регистратура
Краевой детской больницы

+7 (391)249-04-64

Регистратура отдела платных услуг

+7 (391)222-02-86

регистратура
Перинатального центра
+7 (391) 222-02-66
регистратура
Краевой детской больницы
+7 (391) 249-04-64
Регистратура отдела платных услуг +7 (391) 222-02-86
Все контакты Схема проезда

Notice: Undefined index: use_new in /srv/www/pericentr.ru/sites/pericentr.ru/inc/second.php on line 42
«Консультирование в ситуации репродуктивного выбора»

Главная страница / Печатные материалы

«Консультирование в ситуации репродуктивного выбора»

Просмотров: 502

Каждая женщина, которая хотя бы раз искала информацию про прерывание беременности, в курсе, что в России, чтобы получить справку на аборт в женской консультации по месту жительства, нужно пообщаться с психологом. «Будет отговаривать», — вероятнее всего, подумала бы про себя женщина в этот момент. Так ли это? И зачем женщине, решившейся на аборт, нужно общение с психологом? 

Мы встретились с психологом Красноярского краевого центра охраны материнства и детства Светланой Чурсиной. К ней стекается информация со всех женских консультаций, а кроме этого, она сама имеет опыт работы с женщинами в тяжелых кризисных ситуациях. Она рассказала нам, почему в России число абортов в разы выше, чем в развитых странах, что нужно сделать, чтобы сократить их количество, и как она сама лично относится к абортам и противоабортным акциям. 

 

— Думаю, что у тех, кто когда-либо что-то слышал об аборте, есть мнение, что психолог доабортного консультирования отговаривает женщин от прерывания беременности. Расскажите, что это на самом деле — доабортное консультирование, и как вы относитесь к такому мнению? 

— Специалисты-психологи на слово «отговорить» возмущаются. Потому что задача психолога не отговаривать, а помочь женщине осознать свой собственный выбор. Ну поддастся она уговорам. Но как ей потом жить, решать сложные задачи и растить ребенка, строить отношения? Психологи не уговаривают, а помогают увидеть ситуацию реально, с разных сторон, найти ресурсы самой женщины, семьи, которые помогут не прибегать к аборту и, возможно, сохранить беременность и родить ребенка.

Доабортное консультирование правильнее называть «консультирование в ситуации репродуктивного выбора». Кабинеты медико-социальной помощи, где в том числе работаем мы, психологи, есть при каждой городской женской консультации и районной больнице, и кроме психолога там также работает специалист по социальной работе, который может объяснить женщине, какие выплаты и какая социальная поддержка положена ей. Кроме того, за счет сотрудничества с разными благотворительными фондами специалисты помогают женщинам и семьям в трудной жизненной ситуации.

Консультация психолога кабинета рекомендована по закону, то есть всех женщин с нежелательной беременностью, заявивших, что они собираются ее прервать или сомневаются в сохранении, врач направляет на консультацию в кабинет медико-социальной помощи.

Светлана Чурсина работает с женщинами в разных кризисных ситуациях

Светлана Чурсина работает с женщинами в разных кризисных ситуациях. По мнению психолога, решать вопрос с уменьшением количества абортов нужно не запретом, а работой с населением
Фото: Артём Ленц

— Расскажите, зачем это нужно и как вы работаете с женщинами?

— Незапланированная беременность — это кризисное состояние, которое можно сравнить с разводом, потерей работы, с любой чрезвычайной ситуацией. Это особое эмоциональное состояние, когда происходит что-то неожиданное, и человек часто реагирует на происходящее страхом, поскольку его жизнь резко меняется

Как правило, узнав о незапланированной беременности, женщины испытывают тревогу, панику, растерянность, беспомощность, вину, злость. Ну не ждала она именно в этот момент ребенка. К тому же часто у женщины нет поддержки в такой ситуации, а близкие говорят: «Решай сама». Или вообще оказывают давление. Но может ли человек в таком эмоциональном состоянии принимать адекватное, осознанное решение? Вряд ли.

 

Психологическое состояние в кризисной ситуации включает еще так называемый эффект туннельного зрения. Под влиянием негативных эмоций человек видит только негативную сторону своей ситуации, будущее также видится в негативном свете и посмотреть шире у человека не получается. Скажем, заходит девушка ко мне и говорит: «Я уже подумала, написала мужу СМС, сообщила о своем решении, ставьте печать». И она ведь даже с мужем лично не поговорила еще, считает, что все решила и взвесила. Вряд ли это можно назвать взвешенным решением. 

Вот еще пример, Часто женщины говорят, что они все взвесили, и начинают перечислять все негативные последствия рождения ребенка. Когда психолог их спрашивает про положительные моменты, искренне говорят: «А я и не думала про них». Чтобы увидеть хоть что-то позитивное, требуется разговор с кем-то еще.

И на первом этапе консультирования задача психолога — установить контакт с женщиной, помочь ей снизить градус негативных эмоций: страха, тревоги, напряженности. Успокоиться. Тогда уже возможно вместе рассматривать жизненную ситуацию, выявить истинную причину, искать внутренние и внешние ресурсы для преодоления жизненных трудностей, также увидеть более реальную картину своего настоящего и будущего, часто искаженную страхом и тревогой.

Есть представление, что кризис — это не только опасность, но и возможность. Да, незапланированная беременность часто вначале воспринимается как угроза собственным карьерным и семейным планам, угроза финансам, но всегда нужно смотреть шире. А что хорошего, важного случится в жизни женщины и семьи с рождением ребенка?

— А как увидеть это возможности? Как вообще вы прорабатываете эти вопросы с женщинами, которые думают об аборте? 

— Часто мысли об аборте при незапланированной беременности — показатель жизненных трудностей. И эти трудности после аборта сами собой не разрешатся! Мы разбираем жизненную ситуацию. И смотрим на первопричину. Часто она психологическая, связана с отношениями в паре, личным отношением к материнству, отношением к себе.

Прерывание беременности никак не решит проблему во взаимоотношениях с мужем или партнером, скорее усугубит уже имеющиеся. Отношения с уже рожденными детьми по типу гиперопеки и сверхконтроля или идеи, что ребенку нужно дать все и даже больше, требуют непомерно большого, но совершенно не оправданного количества сил и времени от мамы и приводят к тому, что женщина говорит: «На следующего ребенка нет сил». Нередки случаи, когда работа для женщины становится главным смыслом жизни и подчиняет себе все остальные сферы, а рождение ребенка откладывается на неопределенное «потом». И ей бывает некогда себя спросить: «А может, это "потом" наступило?». Это примеры тех самых жизненных проблем, которые не решатся прерыванием беременности.

Например, женщина привыкла, что в отношениях тащит все на себе. И что она прямо сейчас это делает, когда практически единолично принимает решение делать аборт, ставя мужа перед фактом, и по-прежнему взваливает всю ответственность на себя. Хотя жалуется, что ей тяжело, что она устала быть ответственной за все. Если мужу демонстрируют, что его мнение не важно, его не ценят, в него не верят, то отношения в паре будут только ухудшаться. Это тоже надо увидеть. Или если у женщины остались травмы от старых отношений, где она страдала, она приходит в новые с этими же проблемами и, случайно забеременев, она переносит недостатки прошлого партнера на нового: не верит ему, не считает его надежным, хотя зачастую это мужчина совсем другого склада и он не должен «держать ответ» за другого. Женщина прервет беременность, но что изменится в ее жизни? 

Аборты в России являются явлением куда более привычным, чем в развитых европейских странах

Аборты в России являются явлением куда более привычным, чем в развитых европейских странах
Фото: Артём Ленц 

Но бывает, страх из прошлого перевешивает, а бывает, что женщина или пара могут что-то изменить в своих отношениях. То есть вот под такими углами мы пытаемся взглянуть на разные проблемы.

Знаете, психологи даже не всегда обсуждают то, что связано с прерыванием беременности. А просто разговаривают с женщиной, говорят о ней, о ее отношении к себе, о ее ценностях и ее ценности, — зачастую такое бывает, что ей не с кем обсудить ее проблемы и переживания. Иногда психолог в кабинете — это первый человек, с которым она вообще обсуждает такие темы. Что с тобой в жизни происходит, если ты принимаешь такое решение? Почему у тебя такое отношение к самой себе? Ведь это очень жестоко. А чего ты по-настоящему хочешь?

Психологи в кабинетах медико-социальной помощи владеют разными техниками и приемами, которые позволяют женщине самой искать ответы на вопросы и принимать решение, увидеть свое будущее и с ребенком, и без, понять свои истинные чувства и потребности, которые совсем не лежат на поверхности.

Кстати, бывает такое, что женщина прерывает беременность, а, например, через полгода снова беременеет и сохраняет ребенка. Значит, на первой консультации был какой-то сдвиг.

Когда проблема материальная и женщине кажется, что выхода нет, только аборт, специалисты кабинета совместно ищут способы решения материальных и социальных трудностей.

— Работаете ли вы с мужчинами тех женщин, которые решились на аборт?

— Психологи приглашают пары по желанию, иногда беседуют с мужчиной отдельно. Мы приветствуем, когда мужчина согласен поучаствовать в консультации. Если разрешится ситуация в отношениях, вполне возможно, что женщина примет другое решение или у нее трансформируется отношение к материнству в целом.

— В каких случаях женщине лучше все-таки прервать беременность? Обсуждаете ли вы это с ними?

— Психолог не имеет права ничего рекомендовать, тем более прерывание беременности. Это могут только врачи, если есть медицинские показания, по ним беременность может быть прервана на любом сроке, а при наличии социальных показаний, к которым относится сейчас только беременность в результате изнасилования, до 22-й недели беременности.

И даже тут женщина принимает решение сама. И кстати, тут бывает такое, что женщины решают вынашивать ребенка даже с учетом того, что есть риск для ее жизни и жизни будущего малыша, просто потому, что аборт для них — противоестественно.

— По каким причинам женщины чаще всего выбирают аборт? 

— Со всех женских консультаций последний раз собирали данные по причинам, которые выявляются на консультации у психолога, в 2015 году. И тогда было две главные причины. В 40% случаев — экономические, в 48% — психологические.

Сейчас скорее экономических причин стало больше, сказывается влияние кризиса, материальное положение многих семей точно не улучшается, особенно в небольших городках, поселках, где сложнее с работой.

В психологические причины входит то, о чем уже говорили: любые проблемы отношений в паре, давление родственников (при аборте под давлением психологические последствия для женщины тяжелее). Более сильная ориентация на себя, карьеру, свободу. Бывают случаи, когда материнская сфера женщины сильно деформирована негативными отношениями с собственной матерью, тяжелой семейной ситуацией в детстве. И тогда образ материнства и ребенка скорее отрицательные, много страхов перед беременностью, родами, детьми. Или в силу опять же семейной ситуации и воспитания чаще у молодых женщин нет ценности ребенка.

— Какова динамика абортов? Их становится больше или меньше? 

— Динамика положительная, данные по краю такие: в 2014 году было 24 тысячи абортов, а в 2018-м — 19 тысяч. Но у нас также снижается число женщин репродуктивного возраста, поэтому есть относительный показатель — число абортов на 1000 женщин. К счастью, и он тоже снижается. За 4 года он упал с 33 случаев на 1000 до 26,8. На 100 родов в 2014 году приходился 61 аборт, а сейчас — 56,6. Но цифры все еще убийственные по сравнению с другими странами, хотя мы и становимся более цивилизованными.

— Что вы имеете в виду под «более цивилизованными»? 

— Я имею в виду то, что называют «абортивная культура». Смотрите: Россия легализовала аборты в 1920 году, первой в мире, потом был запрет с 1936 по 1955 год. Но сколько исторических трагедий было за эти 19 лет в стране? Ценность человеческой жизни вообще, ценность ребенка были минимальными. А после 1955 года аборт еще долго был в нашей стране, к сожалению, самым распространённым способом «предохранения». Посмотрите на другие страны. В ФРГ аборты по желанию женщины начали делать с 1995 года, с 1976-го — по медпоказаниям, а до этого либо рожать, либо предохраняться. Практически во всех странах Западной Европы число абортов несравнимо ниже, чем в России. Я думаю, мы пожинаем плоды того, что у нас исторически сформировалось слишком лояльное отношение к абортам, то есть та самая абортивная культура. Зачастую в сознании многих людей это можно сравнить с тем, как пошел и вырвал зуб у стоматолога. На Западе аборт — это все-таки крайняя мера, такое, к чему нельзя привыкать и считать естественным.

— И что тогда нужно делать, чтобы абортов становилось меньше? Не запрещать же их.

— Запрещать ни в коем случае нельзя! Нельзя лишать женщину выбора, просто выбор должен быть осознанным. Нужно формировать нелояльное отношение, как в цивилизованных странах. Нужно работать над мировоззрением и менталитетом. И это не только презервативы подросткам раздавать, это большой пласт работы с ценностями. Это более внимательное и уважительное отношение к себе, своей душе и своему телу. Это общение с подростками: «Что ты хочешь получить? Какова твоя цель в жизни? Как ты к себе относишься?». У нас нет какой-то федеральной программы, но если говорить в целом, то важно воспитывать семейные ценности.

— Как вы считаете, в каком случае прерывание беременности — действительно осознанный выбор? Как вы это понимаете?

— Из практики своей и коллег. Крайне редко женщина приходит на консультацию в не кризисном эмоциональном состоянии, действительно взвесив все «за» и «против» и принимая на себя ответственность за свой выбор. Женщина, скорее, совершает не осознаваемый до конца выбор, хотя уверена в обратном. И подтверждение тому: те причины, которые она озвучивает сначала, и то, что она может понять про себя и причины во время консультации, — две большие разницы.

Ведь осознанным выбором можно назвать принятие на себя ответственности за последствия своего решения, даже те, о которых сейчас неизвестно. И женщины иногда в момент принятия решения себя утешают, «защищаются»: «Ничего страшного — если вдруг сама не смогу, ЭКО сделаю, усыновлю, переживу». Но вряд ли кто-то из них по-настоящему знает, что значит проходить через процедуру ЭКО, часто неоднократную, и что такое усыновление, как непросто принять тот факт, что путь к естественному материнству или к возможности стать мамой кровного ребенка закрыт.

На мой взгляд, чтобы женщина более осознанно приняла такое решение, она должна уже быть не совсем молодая: я не видела такого, чтобы в молодом возрасте это действительно было осознанно и взвешенно.

Есть еще факт, что те женщины, которые совершают 3 и более аборта, по мнению специалистов (психиатров и психотерапевтов), имеют психические особенности, иногда даже расстройства в результате нарушенных ранних отношений с матерью.

В целом же, я считаю, что это единственная медицинская процедура, которая вредит. И в физическом плане, например, у 60–65% женщин, которые имеют проблему невынашивания, по данным медицинской статистики в анамнезе есть аборт, так и в психологическом — постабортный синдром разной степени тяжести, очень глубинное чувство вины. Особенно когда женщина хотела ребенка, но очень давило окружение или действительно были крайне трудные обстоятельства. Важно знать, что эти психологические последствия не имеют срока давности. Аборт — это как счет на предъявителя, и когда он себя предъявит, никто не знает. Бывает такое, что женщина после первого аборта рожает, берет на руки своего ребенка — и ее накрывает разными переживаниями, потому что она начинает понимать: вот точно такой же ребенок уже мог быть.

— Как вы относитесь к чайлдфри и к тем, кто проводит агрессивные противоабортные акции? 

— Чайлдфри-сообщества, на мой взгляд, — это очень серьезно. Я не верю в то, что творится у них на форумах, к примеру. Если женщина выбрала не рожать осознанно, то она не будет кричать об этом на форумах, вести себя агрессивно, оскорблять женщин, имеющих детей. Она спокойна, ей не нужно ничего и никому доказывать. А если кто-то кому-то что-то доказывает, да еще с агрессией, это больше похоже на личную травму, историю, с которой вот так справляются.

Что касается противоабортных акций, я против огульного обвинения женщин, которые уже совершали аборт, против навязывания, давления, но подобные акции нужны. Но мне кажется, здесь важен упор на семейные ценности, ценность материнства, родительства, какими они могут быть в современном мире, на то, чтобы доносить информацию о последствиях аборта, но без запугивания, И больше рассказывать о современной контрацепции, просвещать. Это задача врачей, в первую очередь, потому что до сих пор не редкость, когда женщина приходит, у нее уже четвертый аборт, а она говорит: «Муж против презервативов, а спирали и все остальное вредно».

— А что насчет выведения абортов из ОМС?

— Мне кажется, нельзя этого делать. Лучше уж тогда их вывести из частной медицины, где не нужно проходить консультацию с психологом, лучше уж оставить их только в ОМС, чтоб у женщины всегда была возможность с кем-то поговорить в ситуации репродуктивного выбора, а у государства была возможность полного контроля в этой сфере.

 

https://ngs24.ru/news/more/66106462/



0